Наша осетровая ферма находится в Астраханской области, в низовье реки Волги. Эти места уникальны своей нетронутой природой и чистотой, и тем, что исторически именно здесь обитали осетровые виды рыб.
Наша осетровая ферма находится в Астраханской области, в низовье реки Волги. Эти места уникальны своей нетронутой природой и чистотой, и тем, что исторически именно здесь обитали осетровые виды рыб.
Бывают ли мужские и женские профессии? Например, представьте профессионального рыбовода. Если перед вашими глазами предстал образ усатого мужчины с сильными руками, то вы будете удивлены!
Бывают ли мужские и женские профессии? Например, представьте профессионального рыбовода. Если перед вашими глазами предстал образ усатого мужчины с сильными руками, то вы будете удивлены!
На протяжении многих лет в «Белуге» работает Олеся Сергеева, на чьих хрупких женских плечах держится всё хозяйство. Олеся пришла в нашу команду почти сразу после университета и прошла большой профессиональный путь от начинающего ихтиолога до исполнительного директора компании: трудилась на товарном участке, затем в бассейновом цехе, где получала тысячи икринок, которые впоследствии становились взрослыми рыбами и отправлялись в дикую среду, чтобы пополнить запасы Каспия. Сегодня Олеся возглавляет всё предприятие, но никто не расскажет о работе осетровой фермы лучше неё, ведь она была и остаётся душой нашего хозяйства и внимательной «мамой», любви и заботы которой хватает на десятки тысяч «детей».
— Олеся, что является гордостью нашей фермы и чем она отличается от других?
— Наша ферма, без сомнения, может считаться показательной среди осетровых садковых хозяйств, причем не только на территории РФ, но и во всём мире. Выращивая нашу рыбу, мы не нарушаем природной биологии вида, не стимулируем естественные процессы гормонами или температурой. Наши садки располагаются в волжской проточной воде, а рацион рыбы — это килька и каспийская сельдь — то, чем осетры питаются в дикой природе. Если говорить о масштабах нашего хозяйства в цифрах: площадь садков у нас более 2-х гектаров, а общий вес рыбы — более 350 тонн (в числовом эквиваленте – более ста тысяч особей).
— Расскажи о своих «питомцах»
— На нашей ферме живут белуги, осетры, стерляди, шипы. В нашем маточном стаде сегодня более 5 тысяч голов. Основную часть «населения» фермы составляют осетры, а вот самый ценный вид — белуга. Всё-таки, это крупнейшая пресноводная рыба мира, а в нашем хозяйстве около 11 тысяч особей этого вида. Впервые самки дают икру в возрасте 16-18 лет. Это многолетний упорный труд наших рыбоводов, мы бережем наше стадо белуг. К этой рыбе у нас действительно особое отношение. Кстати, самая крупная белуга на нашей ферме весит 224 кг.
Выращивая нашу рыбу, мы не нарушаем природной биологии вида, не стимулируем естественные процессы гормонами или температурой.
Каждый сезон мы практикуем прижизненное получение икры. Это действительно самое человечное отношение к рыбе, которое только может быть.
— Что такое оплодотворённая икра?
— Икринка — это, по сути, будущая рыба. Мы отправляем оплодотворённую икру в другие хозяйства России и зарубежья, чтобы на своих фермах наши коллеги-рыбоводы получали взрослую рыбу из икринок. Кстати, так появилась наша компания Volzhenka (www.volzhenka.com). Для выхода на рынок Европы с сохранением всех принципов производства в начале 2000-х годов мы совместно с итальянскими партнерами начали выращивание осетровой рыбы в Италии, куда с нашей фермы была завезена живая оплодотворенная икра. На протяжении долгих лет совместная работа по содержанию рыбы и производству икры ведется под строгим наблюдением технологов и специалистов ООО «АРК «Белуга».
— Как икра может быть «гуманной»?
— Каждый сезон мы практикуем прижизненное получение икры. Конечно, есть традиционный метод, и о нём лучше расскажут в цехе мои коллеги, а вот прижизненный мы применяем прямо здесь, на ферме. Это действительно самое человечное отношение к рыбе, которое только может быть. Мы ухаживаем за ней, следим, ждём созревания, делаем УЗИ, и только когда рыба готова отдать икру, сдаиваем. Этот метод является наиболее гуманным: ведь так мы сохраняем рыбе жизнь. Впоследствии она остаётся на нашей ферме и ещё не раз сможет снова дать икру.
— За что вы любите свою работу?
— «Белуга» и ферма — это вся моя жизнь. Когда я начинаю рассказывать людям, которые никак не связаны с рыбоводством о том, что я умею, независимо от их пола, возраста и прочего, вижу порой просто детский восторг! Ведь результат моей работы — он по-настоящему живой! За это я и люблю её!
— Как вы следите за таким большим количеством особей?
— Каждая рыба у нас на ферме получает паспорт — будто человек. Все особи имеют свои личные номера, которые вписываются в их документы. Это позволяет следить за жизнью рыбы, контролировать её вес, самочувствие и прочие факторы. Кроме того, паспорта дают нам возможность утверждать, что вид рыбы соответствует тому, что мы заявляем. Всё наше стадо зарегистрировано, а значит, наша работа прозрачна.
«Белуга» и ферма — это вся моя жизнь! Ведь результат нашей работы — он по-настоящему живой!»